Музей Живой Книги. Екатеринбург.

ВЕЛИКИЙ КНИЖНЫЙ ПУТЬ

Главная -> Великий книжный путь ->

Жизнь книги в музее

Книга в музейном литературном пространстве живет особой жизнью. Она погружает в прошлое, рассказывая тем же слогом, «говоря» языком оригинала. Старинная, допустим, опубликованная в XIX веке, она напоминает о скоротечности времени и о том, что рукописи все-таки не горят.  Каждый приходящий в музей может увидеть  такую книгу, ощутить особый трепет от того, что когда-то она была в руках у всемирно известного писателя и прошло столько лет, а книга жива. 

В музейном пространстве обретает новую значимость не только сама книга, - в обложке, с названием и другими атрибутами ее завершенности, - но и история ее рождения: замысел, первые страницы, черновики, дневники, письма. Книга окутывается пеленой смыслов, мельчайших деталей и подробностей - и современному читателю открываются новые грани, казалось бы, уже понятного, прочитанного художественного произведения. Подойдешь к витрине, а в ней, например, первые три листа рукописи, которые так и не вошли в книгу. Невольно задумаешься: «А почему? Быть может, именно этих трех страниц и не хватило тексту?». Стоишь, разглядываешь листочки и понимаешь, что это почерк того, кто жил когда-то. Человека уже нет, но автограф остался... 

То была книга XIX века, а рядом - новое ее издание. Другая обложка, иной заголовок... вероятно, у книги новая эпоха. И ты, стоящий у этого нового рождения книги, размышляешь о существовании особого книжного пути. Книга появляется на свет, радует ее автора своим появлением, а затем начинает жить самостоятельно, преодолевая преграды истории и печати. Музей становится книжной летописью, показывает, как время меняет первое слово, передает тонкие, хрупкие связи между тем, что есть, должно было быть и будет.

В музее книга живет порой той жизнью, которую автор изначально и не предвидел. Образы, сюжеты, диалоги произведений становятся основой для музейных драматических зарисовок. Как, например, школьнику лучше и доступнее рассказать о Д. Н. Мамине-Сибиряке, П. П. Бажове, Ф. М. Решетникове и других уральских писателях? Может быть, только когда ученик сам станет героем и проживет художественную жизнь в небольшом спектакле, то поймет замысел автора, откроет тайну слова? В музее можно прожить  жизнь, некогда рассказанную писателем.

Путь книги в литературном музее - это жизнь слова в его многозначном безвременье, это прямой путь от автора к его читателю.