Тетрадь стихов Аленушки Маминой

В фондах Объединенного музея писателей Урала хранится тетрадочка стихов дочери Д. Н. Мамина-Сибиряка, Аленушки Маминой. 

Рождение Аленушки непосредственно связано с именем Марии Морицевны Абрамовой, актрисы, женщины талантливой и незаурядной, которая ворвалась в жизнь писателя, как комета, и так же быстро покинула ее, подарив ему дочь: «Вихрем пронеслись пятнадцать месяцев счастья, - писал он матери 25 марта 1892 года, - и осталось черное горе, безысходное и тяжелое, как могильная плита: на руках у меня осталась наша девочка Елена - все мое счастье».

Не принимая не церковный брак Дмитрия (как и в случае с М.Я.Алексеевой), Анна Семеновна Мамина, будучи многодетной матерью, не смогла отказаться от крохотной внучки. Женским чутьем она сразу поняла, что этот ребенок может стать смыслом жизни для ее сына. Об этом свидетельствуют строки письма Анны Семеновны дочери Лизе, написанные вскоре после рождения Аленушки, когда жизнь девочки еще висела на волоске: «Я очень желаю, чтобы дочка Мити жила. Все же это для него будет опора в жизни...». (Оригинал хранится в фондах ОМПУ.) Впоследствии мать писателя продолжала быть «ангелом-хранителем» для своих внуков, в том числе и для Аленушки: несмотря на свой преклонный возраст, Анна Семеновна ездила в Петербург, возила внучку и Бориса (сына Елизаветы) на курорт в Анапу, была другом и советчиком сына в вопросах воспитания. Дмитрий Наркисович стремился сформировать в дочери «чувство семьи» и использовал любую возможность, чтобы подчеркнуть родственную связь с теми, кто остался в далеком Екатеринбурге: «Милая, дорогая мама, еще раз поздравляю тебя с Днем Ангела и желаю, чтобы еще долго этот день праздновался в нашей семье и чтобы Аленка доросла до того желанного момента, когда могла бы отнестись сознательно к этому семейному празднику, слишком для всех нас дорогому» (3 февраля 1897 г. Царское Село). Брат покойной Марии Морицевны Абрамовой вспоминал, что он не знал ни одной матери, которая относилась бы к своему ребенку с такой нежностью, заботой, снисхождением, как это делал Мамин. «Если бы эта капелька понимала, что она везет с собой: целую детскую литературу. Аленушка дала мне и «Детские тени», и детские рассказы...», - признавался писатель в письме А. А. Давыдовой (30 июля 1894 г. Москва). Аленушка стала его музой, и все, что создал Д.Н.Мамин-Сибиряк после рождения дочери, озарено светом высокой, жертвенной отцовской любви.

Мы привыкли воспринимать Елену Дмитриевну исключительно как дочь писателя. Между тем, она была самостоятельной творческой личностью: выросла в литературной среде, знала лично многих выдающихся писателей, была начитанна.

С 9-ти лет Аленушка писала стихи.  На нее оказала серьезное влияние поэзия символистов, а любимым поэтом был Надсон, который бывал в доме Маминых.

В фондах Музея писателей Урала хранится тетрадь, вся исписанная рукой Аленушки. У дочери Д. Н. Мамина-Сибиряка трудный почерк, и нам пришлось скрупулезно расшифровывать рукописный текст, чтобы свободно его прочесть и почувствовать особенность ее поэтического стиля.

Ее поэзия глубоко рефлексивна, лирическая героиня непрерывно, мучительно ищет преодоление душевных страданий, ищет надежду, свет, смысл жизни...

Представляем  подборку стихов Е. Д. Маминой из ее заветной тетради.

*     *     *
Мир мой любимый. Лазурные звуки,
Песни рояля в предсумрачный час,
Повести счастья и страшные муки -
Все мне расскажет и все передаст.

Горе тяжелое, слезы бессильные,
Грезы усталой души -
Все передаст нам: и слезы обильные
Хлынут волною в тиши.

Он успокоит нас сказкой нарядною,
Грезою, песней родной,
Повестью тихою, чудной, отрадною,
Он возрастит нам покой.

Все, что тяжелого в жизни встречалося,
Душу томило и жгло,
С музыкой чудною тихо сливалося,
В звуках печаль унесло.

Высохли слезы, и песни далекие
Смолкли. Царит тишина.
Слезы последние и одинокие
Вслед им послала душа.

*     *     *
О, парк заиндевелый,
Весь в белизне кудрей,
Мой парк, лазурно-белый,
Весь в серебре ветвей.

Блестят его седины,
Сияют под лучом,
На тихой речке льдины
Засыпаны снежком.

Хрустальное молчание
Стоит между снегов,
Его очарование
Лишь рушит скрип шагов,

Да крик ворон голодных,
Зловещих черных птиц,
И на полях холодных
Пушистый бег лисиц.

И тихо все, лишь сосны
Чуть шепчут в полусне
О том, придут ли весны?
Воскреснут ли оне?

*      *      *
Осень пришла и фатой золотою
Тихо покрыла деревья, кусты.
Первый морозец с подругой вьюгою
Брызнул румянцем на клена листы.

Желтые листья на ветках качаются,
Желтые листья шумят под ногой,
Желтые листья с землею прощаются,
Скоро они отойдут на покой.

Лето прошло, и осеннее, светлое
Небо глядится в заплаканный пруд.
Кончилось лето, с думой заветною
Листья простятся и тихо уйдут.

Скоро зима, как невеста вся белая,
С неба на землю по тучкам сойдет,
Тихо покроет листы сиротелые,
След их вьюгой заметет.

*      *      *
Посвящается Боре Удинцеву.

Дорожи улыбкой каждой, каждым солнечным лучом,
Звонким смехом, что сквозь горе пробивается ростком.
Дорожи весенним утром, звонкой песней соловья
И цветущею сиренью у раскрытого окна.

Не грусти, что скоро осень темным золотом блеснет
И над озером в тумане лист последний оборвет,
А потом метель седая застучится под окном,
Проклиная, и стеная, и врываясь в тихий дом.

Залит солнцем луч зеленый, и дрожит весенний зной
Между темными соснами и гранитною скалой.
На душе спокойно, ясно - не грусти в весенний день,
Прогони улыбкой счастья горя трепетную тень.                                                           

Позабудь тоску печали в день минующей весны,
Улыбаясь, пусть проснутся позабытые мечты.



Тетрадь стихов Аленушки Маминой

Тетрадь стихов Аленушки Маминой

Тетрадь стихов Аленушки Маминой

Аленушка Мамина с отцом

Аленушка Мамина

Аленушка Мамина