Чеховский театр

Этотфотоальбом попал в наш музей в 1996 году. Сотрудники музея «Литературная жизньУрала XIX века»уже демонтировали выставку «Мир Чехова. К 100-летию поездки писателя наСахалин» и готовили постоянную экспозицию. Для обивки экспонируемой мебели былприглашен Геннадий Николаевич Куневич, который работал бутафором  в драматическом театре. Человеком он оказалсяинтересным, общительным. Очевидно, разговор зашел о предыдущей выставке, о Чехове.И Геннадий Николаевич принес в подарок фотоальбом о Московском художественномтеатре.

На нашсовременный взгляд альбом выглядел странновато. Большой формат (38х30), книжныйблок состоит из отдельных листов, скрепленных металлическими скобками, корешоккнижного блока отсутствует. На первом листе из темно-серой плотной бумаги,который очевидно служит обложкой, фотопортрет А. П. Чехова, сделанныйв Ялте в 1897 году. В книжный блок вставлены несколько листов плотного картона,на которых вручную приклеены оттиски с фотографией артистов Художественноготеатра. Никаких выходных данных. Орфография дореволюционная. После листа спортретом Чехова идет предисловие, написанноеВ. И. Немировичем-Данченко. Потом в красивой заставке название статьиН. Эфроса: «Чехов и Художественный театр». Только благодаря этой статьеустанавливаем, что альбом посвящен 15-летию Художественного театра. А произведянесложные арифметические расчеты, определяем год издания - 1913.

Празднуясвое 15-летие, Художественный театр не мог не поклониться Чехову. Поэтомуиздание, нам подаренное, прежде всего о тесной и благородной связи между«театром Чехова», как часто называют Художественный и драматургом этого театра,автором «Чайки» и «Вишневого сада».

В тотсамый театральный год, когда растерзали в Петербурге бедную «Чайку», и автор бежализ Александринского театра, клянясь больше никогда не писать для сцены,  К. С. Станиславский иВ. И. Немирович-Данченко задумали создать новый театр. В разговоре,тянувшемся весь день и захватившем большую часть ночи, рождался Художественныйтеатр. И в этой беседе многократно повторялось имя Чехова. «Было быпреувеличением сказать, что Художественный театр создавался для того, чтобыиграть Чехова. Но будет полною правдой сказать, что Художественный театрсоздавался и потому, что существовала драматургия Чехова и ждала своегосценического осуществления; непонятная, забракованная, отвергнутая старым театром,она ждала своего театра» (В. И. Немирович-Данченко).

Новорожденныйтеатр одним ударом, первым же спектаклем «Чайки», вернул русскому театруЧехова, а Чехову вернул веру в себя, как драматурга. Впервые «Чайка» былапоставлена здесь 17 декабря 1898 года. Роли играли: Аркадина -О. Л. Книппер, Треплев - В. Э. Мейерхольд, Нина Заречная -М. Л. Роксанова, Тригорин - К. С. Станиславский, Сорин -В. В. Лужский, Дорн - А. Л. Вишневский, Маша -М. П. Лилина. Декорации писал В. А. Симов. После первогопредставления пьеса была снята недели на две из-за болезни госпожи Книппер,потом до конца сезона шла с непрерывно полными сборами. Чехов находился в этовремя в Ялте. Когда ему телеграфировали и писали об успехах пьесы, он долго неверил и думал, что корреспонденты из дружеских чувств скрывают правду.

Второйчеховский спектакль - «Дядя Ваня». Премьера состоялась 26 октября 1899 года.Этого спектакля ждали как праздника, и он стал любимой чеховской пьесойхудожественного театра. Вся чеховская печаль вылилась в этой пьесе, и все этополучило полное и прекрасное сценическое выражение. В отдельных исполнениях«Дядя Ваня» был несомненно много выше «Чайки».

Второйсвой год, в который был сыгран «Дядя Ваня», Художественный театр уже заканчивалсреди всеобщего признания, среди всеобщей любви. Весной театр отправился на югстраны специально за тем, чтобы показать себя своему автору, которому болезньне позволяла приехать в Москву. Речь зашла о новой пьесе. Чехова долгоуговаривали, упрашивали, ждали. Наконец, автор сам появился в Москве сзаконченной пьесой «Три сестры». Спектакль был сыгран 31 января 1901 года. Этобыл уже третий чеховский спектакль, сыгранный Художественным театром. В третийраз торжествовали полную победу и утвердили «Трех сестер» в репертуареХудожественного театра, как одно из лучших его украшений. После такого успехауже не приходилось упрашивать Чехова опять писать для театра. Большая тетрадьплотных почтовых листков была прислана в Художественный театр, и 17 января 1904года, в день рождения и именин автора был сыгран «Вишневый сад». Горячиепоклонники автора, предчувствуя, что они не найдут лучшего случая для выражениясвоих чувств, воспользовались днем первого представления и устроили большоеторжественное чествование. После 3-го действия Антону Павловичу говорили речи иподносили венки от всех литературных и художественных учреждений Москвы. Это былодин из самых незабываемых спектаклей Художественного театра.

Черезнесколько месяцев после этого праздника Чехов умер.

Пятаячасть чеховской драматургии в Художественном театре была уже как быхудожественной панихидою по писателю. В репертуаре не было еще «Иванова»,первой чеховской драмы, - и ею театр начал свой первый сезон после Чехова 19октября 1904 года. Играли: Качалов, Книппер, Станиславский.

«Напротяжении всех чеховских спектаклей на сцене сохранялась подлинно чеховскаяатмосфера, нежная красота и поэзия чеховских настроений. Художественный театрсумел их уловить, их понять, оценить в полную меру и передать в полную силу...Сцена осуществила драматурга, который до нее казался неосуществимым в театре.Драматург вывел сцену на дорогу, которая раньше казалась недостижимою. Они всесделали вместе. Счастлив их союз. И никогда уже не будут мыслить отдельноЧехова без Художественного театра, Художественный театр без Чехова»(Н. Эфрос).

Вот такпроникновенно написана словарная часть альбома, который располагает и богатымфотоматериалом. Это уникальные фотографии Чехова, макеты декораций кспектаклям, программа первого представления «Дяди Вани», фотографии сцен изчеховских спектаклей, портреты актеров, а также прекрасные карандашные наброскипортретов К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко.

Что жекасается текстов и предисловия, написанногоВ. И. Немировичем-Данченко и статьи Н. Эфроса, то несомненно,что они проникнуты  искренней благодарностьюи нежностью к А. П. Чехову. Вот первые фразы статьи Н. Эфроса:«Чехов - первая любовь Художественного театра. Его, как первую любовь театра,сердце не забудет».

Альбом,выполненный полукустарным способом, вряд ли имел большой тираж. Так что в нашихруках несомненно - раритет.