Кирша Данилов. Древние российские стихотворения. 1892 г.

I       

Кирша Данилов почти так же загадочен, как и автор «Слова о полку Игореве». Вот уже более двух веков десятки, а может быть, и сотни исследователей и у нас, и в других странах пытаются разгадать тайны Кирши Данилова и его знаменитого сборника былин и песен. В этих исследованиях - обилие гипотез, предположений, догадок, а нередко и просто домыслов. Неясным и дискуссионным долго продолжали оставаться основные вопросы: кем, где и когда создано это собрание, которое по праву включается в ряд выдающихся книг русской и европейской фольклористики?

II       

Достоверно о рукописном сборнике Кирши известно следующее.

В сентябре 1768 года владелец Невьянских заводов Прокофий Акинфиевич Демидов послал академику Г. Ф. Миллеру текст песни «Никите Романовичу дано село Преображенское». И при этом пояснил, что песню он «достал» от неких «сибирских людей», по его определению «разумных дураков», попавших в Сибирь за пение «прошедшей истории... на голосу». А от кого же именно, Демидов не пояснил. Песня, посланная Миллеру, оказалась одна из многих, записанных в сборнике, который находился у Прокофия Демидова. На титульном листе сборника стояло имя Кирши Данилова.

После смерти Прокофия Демидова рукопись Кирши попала к родственнику Н. М. Хозикову, а затем к директору московского почтамта Ф. П. Ключареву, который показал ее Н. М. Карамзину. Получив одобрительный отзыв, Ключарев решил издать избранные песни Кирши Данилова.

1-е изд. - 1804 - ред. Якубович - разделил текст на стихи

2-е изд. - 1818 - ред. Калайдович - анализ текста - предисловие. название

3-е изд. - 1878 - по второму изданию

4-е изд. - 1892 - изд. Суворина - к 100-летию Калайдовича. (Это издание мы представляем вашему вниманию.)

И это все, что известно о судьбе сборника Кирши. Густая тьма скрывает историю сборника до 1768 г. А ведь начальная история самая интересная. Кем был Кирша Данилов? Где он записал «древние российские стихотворения? Когда?

III

Одни исследователи называют место создания сборника - Западную Сибирь, другие &ndash Красноярский край, третьи - Урал. Одни сторонники Уральской версии считают таким местом Строгановские земли (Пермь), другие привязывают Киршу Данилова к демидовским заводам. (Демидовы)*

Литературовед А. А. Горелов отметил уральские мотивы в песнях Кирши, а также нашел в документах Нижнетагильского завода до 1742 г. упоминание о Кирилле Данилове и Иване Сутырине. Причем имена их стоят рядом. А ведь в одной из песен Кирши Данилова поется:

А и не жаль мне-ко битого, грабленого
А и того ли Ивана Сутырина,
Только жаль доброго молодца похмельного
А того ли Кириллы Даниловича...

Вряд ли это может быть случайным совпадением.

Игорь Михайлович Шакинко, просматривая в Центральном государственном архиве древних актов дела демидовского фонда, совершенно случайно обнаружил 3 документа, в которых говорится о Кирше Данилове.

Первый документ - письмо из Невьянска доверенного человека Акинфия Демидова приказчику Нижнетагильского завода:

«Григорий Сидорович, Кириллу Данилову не извольте в вину ставить проживку его, ибо удержан здесь был его благородием Григорием Акинфиевичем за некоторым делом».

Второй документ - деловое письмо Акинфия Демидова приказчикам Нижнетагильского завода, где строится деревянная «часовая колокольня». Приказчики не выполнили вовремя какое-то распоряжение, за что Акинфий Никитич и упрекает их своеобразно:

«...Я слыхал в истории у Кириллы Даниловича: звал зять тещу к себе в гости к празднику ко Христову дню, а она к нему приехала к Петрову дню. А между тем все збиралась да наряжалась. А ныне приличествует к тому и ваше здоровье к часовой колокольне: наряжаетесь копать ямы после Семенова дня, а я вам о том наряд дал прежде Христова дня...»

И наконец третий документ - обрывок письма Акинфия Демидова новому приказчику Нижнетагильского завода:

«Мирону Попову.

Когда пошлются от вас работники на поплав, тогда с ними послать Киршу Даниловича и с торнобоем и велеть тамо явиться Степану Густомесову и посему учинить тебе непременно и меня отрепортовать...»

«Поплав» - плавание, путь водяной.

«Тарнаба» - род балалайки о 8 медных струнах.

Зачем же отправил Акинфий Демидов Киршу Данилова на свои алтайские заводы?

Как раз в это время на уральских заводах проводил перепись мастеровых и работных людей, выискивая беглых, ссыльных, раскольников, полковник Никифор Шишков. Может быть Кирше Данилову по каким-то причинам не стоило попадаться на глаза этому ревизору?

Благодаря этим документам можно утверждать, что Кирша Данилов жил на заводах Акинфия Демидова в 1739-1742 г., что горный магнат слушал его былины, песни и «истории», покровительствовал певцу и находился с ним в особых отношениях. За что же ценил Акинфий песни Данилова? Каковы основные темы?

IV      

Прежде всего, это князь Владимир, его слава и подвиги его храбрых витязей, великолепие Владимировых пиров. (Былины и песни К. Данилова, 2007, стр. 21)

В стольном в граде во Киеве,

Что у ласкова, сударь, князя Владимира

А и было пированье, почестной пир.

стр. 35

Тут собирались Добрыня Никитич, Илья Муромец, Алеша Попович, Чурила Пленкович, Соловей Будимирович, Дюк Степанович и другие не менее славные богатыри. Им подносили чару зелена вина - мерой в полтора ведра и турий рог меду сладкого в полтретья ведра.

Владимир средь ликования дружины мечтает о новых завоеваниях, беседует с мудрейшими о нуждах, законах и благосостоянии государства.

Герои последующих времен, воспетые Даниловым, не менее примечательны:

стр. 185

Садко - богатый гость, Царь Иван Васильевич, Ермак Тимофеевич, Гришка Расстрига, Царь Алексей Михайлович с сыном своим Петром I (стих.) К. Данилов. Др. Российск. стихотв. 1892

Источники для своих песен Кирша Данилов находил в истории, а более ему материалов доставляли сказки народные.

- Описания - просты, обильны повторениями, много устаревших слов.

- Язык - народный, сказочный с частыми повторениями одних и тех же выражений.

- Вид поэзии - эпический, лирический, встречаются песни сатирические. («Ох в горе быть...») стр. 284

V        

Многие исследователи, обнаружив в песнях Кирши Данилова скоморошьи мотивы, скомороший стиль, считают его одним из последних на Руси скоморохов.

Значит, происходил Кирша из веселого и неунывающего племени скоморохов, что издавна потешало, смешило и будоражило русский народ. Когда-то бродяг-скоморохов можно было видеть везде: на ярмарках и на народных гуляньях, в торжках и кабаках, в мужицких избах и боярских хоромах. Разыгрывали сценки, фокусничали, пересмешничали, сквернословили, пели и плясали. Нередко за напускной глупостью, за невинной шуткой являлась ядовитая сатира, которая больно жалила сильных мира сего. Скоморошьего глумления боялись даже патриархи российские, ибо насмешки боится даже тот, кто ничего не боится.

В царских грамотах стали появляться угрозы в адрес скоморохов. И начались при «тишайшем» царе Алексее Михайловиче на них гонения. Однако живучее оказалось скоморошье племя. Люди укрывали скоморохов, помогали им, а по народным праздникам зажигали на окнах свечи, подавая знак скоморохам, что ждут их в этом доме, ждут их песен, плясок и шуток.

При Петре I гонения на вольных скоморохов ожесточились. Великий преобразователь не терпел народной самодеятельности - он строил «регулярное» государство. Петр заменил скоморохов шутами. А скоморохи-пересмешники перестали появляться на площадях и ярмарках старых русских городов. Остатки их уходили за Камень (Урал) в Сибирь, ибо в последние годы царствования Петра I по всей Руси ходили слухи, что все преследуемые церковью и государством могут пойти укрытие на демидовских заводах. И вполне вероятно, что с одной из последних ватаг скоморохов пришел на Урал и Кирша Данилов и прижился здесь на демидовских заводах, у Акинфия Демидова

Горный магнат умел ценить талантливых людей и выискивал их всюду - в том числе среди тех, кто находился вне закона, - раскольников, ссыльных, каторжников. Среди них он нашел талантливого зодчего, который построил ему знаменитую Невьянскую башню и мастеров, которые создали лучшую в Европе домну живописцев, что положили начало известной невьянской школе иконописи. Очевидно, приветил Акинфий Демидов и самородный талант Кирши Данилова.

Судя по собственным песням его был Данилов тем, кого называют бывалым человеком. Пришлось ему потянуть солдатскую лямку, погулять с вольными казаками по Волге, искать с рудознатцами медь и железо. Многое пережить пришлось Кирше, а потому умел он чувствовать и понимать горести и радости других. И наверняка полюбился не только Акинфию Демидову, но и мастеровым и работным людям, которые слушали его песни и былины.

А мы - уральцы - можем гордиться тем, что один из самых древних и ценных памятников фольклора - Сборник древних российских стихотворений - записан у нас на Урале, на демидовских заводах.

А от нас низкий поклон Игорю Шакинко, уральскому краеведу, исследователю и писателю, чью статью мы использовали в своем комментарии (И. Шакинко. Кирша Данилов и Урал // Урал. - 1989. - № 12.)