А. ИВАНОВ «ЗОЛОТО БУНТА»

Проза пермского писателя А. Иванова современниками воспринимается неоднозначно. Попробуем вчитаться в один из его романов - «Золото Бунта». Это произведение XXI-го века получило премии «Книга года», «Ясная поляна», вышло в финал Национальной литературной премии   «Большая Книга».

Роман «Золото бунта» - исторически авантюрная история о том, как богатство известного бунтаря Пугачева вершит правосудие над людьми. Время прошлого, XVIII век, вспоминается время пугачевского восстания: «царем он не стал, - говорят в народе, - потом как по истяжательству благодать можно только на время отринуть, а не навеки приять». Исторические факты в романе излагаются достаточно субъективно, с  точки зрения не всегда грамотных героев. Вот, к примеру, что говорит один из персонажей: «Кто Пугача с объятьями встречал? Скитники, потому что Пугач обещал веру их на свет из теснин вывести». Главный герой Осташка особенно часто мысленно обращается к Пугачеву, анализирует его поступки, осмысляет их в контексте собственной жизни, трагедии, произошедшей с его отцом: «И верна ли для всех батина правда? Стоит  ли назвать ее народу? Правду царя Петра Федорыча Пугач народу назвал - и что из этого вышло?».   Заметим, фигура отца Осташки ключевая в авантюрном сюжете, связанном с историческими событиями прошлого. Ему, как оказывается, передали бочки с золотом, принадлежавшие некогда бунтовщикам. Заставили его их спрятать, а он сбежал с этим богатством. В итоге казна «Пугача» оказалась потерянной. С тех пор «золото бунта» является желанной добычей для многих.

Художественный мир романа обрисован историческим пространством, и речь идет не только о Пугачеве. Осташка слышит разговоры о еретиках и староверах: «Еретики вы все, раскольники и староверы. Кто больше, кто меньше, но еретики..». Так или иначе, упоминаются Никон  и Аввакум. Их время сравнивается с современным, определяющим события в настоящем: «Раньше, еще при Аввакуме огнепальном, - размышляет некий герой Флегонт, - вашей веры людишки в теснины и расседины бежали души спасать, уносили их от Никонова ока. А сейчас-то чего не бегут. Сибирь, что ль, в овчинку уменьшилась?». Очевидна установка автора на относительную достоверность, слухи, домыслы, что в определенной степени связано с рефлексией главного героя, его сомнениями в окружающем мире.

  Роман «Золото бунта» -  это и психологический роман, рассказывающий историю души человека. Главный герой Осташка потерял отца  (тот утонул во время сплава по Чусовой), и внутренний сюжет романа строится из глубинных перипетий, связанных с переживаниями юноши. В своем разгадывании жизни близкого ему человека он оказывается в плену чужих и чуждых ему слов.  В начале романа читаем следующий диалог:

-А думаешь, батю убили?

- Думаю, убили. Не знаю как. Сам ты что ли в его смерти тайны не чуешь.

  Осташка, как отмечает повествователь, «уж и забывать стал про батю», поэтому жизнь этого героя дается с нескольких ракурсов изображения. С одной стороны, с точки зрения его сына - Осташки, отсюда особая экспрессивность рассказывания, с другой, субъектом сознания является всеведущий повествователь, подстраивающийся под манеру речи героя, однако обладающий большим по сравнению с ним знанием. Сравним фрагменты:

  1. «Батю тоже звали Петром Федорычем. Осташа уж и забывать начал: все кругом называли батю только прозвищем - Переход...» (с точки зрения Осташки)
  2. «А переходами на Чусовой величали любого, кого баре из родной деревни в другую переселяли» (с точки зрения повествователя, который в романе часто дает определения каким-то фактам).

Важной в раскрытии характера Осташки является любовная линия, которая открывает пылкую натуру юноши. Неожиданно для себя он полюбил Бойтэ. «И стоило лишь вспомнить о девке, как успокоенная, остывшая душа вдруг раскалялась болью, словно только что сваренное и остуженное яйцо в ладони внезапно, без всякой вроде бы причины, само собой нагревается и нестерпимо жжет».  В финале Осташка остался без любимой. Он ее искал, просил Господа о помощи, обещал за ее жизнь «все что угодно». Душа его болела. Очень натуралистично показана встреча Осташки и Бойтэ, эта сцена отражает «смертельную», «безумную» любовь героев. «Горение» животной страсти в сердцах влюбленных сравнивается с жаром печи: «непосильный железный жар прокатился у него из груди в живот и словно выбил заслонку в печи - обжигая разум, обратно в голову шарахнул клубок огня».

На протяжении всего романа Осташка - всего лишь сын своего отца Петра. Однако финал меняет позиции, у него самого рождается сын. Осташка становится отцом. Сына своего он называет в честь «бати», - Петром. Рождение сына символизирует в жизни Осташки его собственное возрождение. Неслучайно в это время вступает в свои жизненные владения весна: «Зеленым пухом покрывалась земля, зеленый дым заклубился в уремах. Чирикали птицы, перепеваясь друг с другом через реку». Финальное жизнеутверждение перекликается с эпиграфом к роману:

Петр сказал Ему в ответ:

«Господи! если это Ты,

повели мне прийти к Тебе по воде».

Он же сказал: «Иди».

Религиозный интертекст придает образу главного героя особое значение, лишает его сугубо личностной позиции.

Роман Алексея Иванова имеет два названия. Первое - «Золото бунта», и в этом случае речь идет главным образом о «золоте», Пугачеве, Осташке и его отце. Второе название романа - «Вниз по реке теснин» - открывает новый сюжет и ставит в центр иного главного героя. Это река Чусовая. Различные смыслы несет в себе образ реки:

1. Опасность. «Пенной тучей», «сугробами» заваливает бурлаков. «Ледяная река».

2.  Красота. «Вздувается блестящими буграми».

3. Богатство. Таит в себе клады. «Хитниками на Чусовой звали тайных золотодобытчиков».

3. Начало жизни. В финале Осташка «плыл по Чусовой, и на него плыла весна».

Чусовая, обретая на страницах романа самостоятельное существование, живя своей полной опасностей жизнью, безусловно, играет роль и в сюжете, связанном с «золотом бунта». Поиски пугачевского богатства, смерть отца Осташки и путь главного героя к возрождению происходят в речных просторах Чусовой.

Природный мир, в котором живут герои Алексея Иванова, правдоподобен в своей метафоричности. Это небесный мир, который настолько обытовлен, что утопает в мелочах домашней жизни. Так, небо оказывается «заляпанным темным ржаным тестом весенних туч» небо «забивают серые рыхлые тучи - будто говяжьи плены, непрожеванные, да и выплюнутые на стол» вечером на небе появляется «красная сковорода заката» небо порой кажется «совсем-совсем летним, сладко-лазоревым, как глазурь на прянике».

Таким образом, авантюрный сюжет, связанный с поисками клада в постпугачевские времена, оказывается лишь крупинкой в макросюжете, связанном с русской ментальностью. И здесь одними из опорных являются понятия «Чусовая», «Пугач», «хитники», «бурлаки», «хлебная печь». Сюжет занимательного характера вводится также в религиозный контекст, и над богатством, губящим души, оказывается высший судья.

УВАЖАЕМЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ!

 Мы думаем, что вы знакомы с творчеством нашего современного уральского писателя Алексея Иванова. Предлагаем вам поделиться с нами вашими  мыслями и вступить в живой разговор в «Литературной беседке».