Д.Н. МАМИН-СИБИРЯК
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В 20-ТИ ТОМАХ

Д. Н. Мамин-Сибиряк оставил после себя огромное творческое наследие: 15 романов, более двухсот очерков, рассказов, повестей, столько же произведений детской литературы.

Художественный мир его произведений до сих пор содержит множество загадок и неясностей, что вызывает споры литературоведов: о месте Д. Н. Мамина-Сибиряка в общерусском литературном процессе, типе реализма писателя, индивидуальной творческой манере, религиозном аспекте его творчества, художественной ценности поздних произведений и т. д. и т. п. Еще в 1980 году во вступительном слове на защите докторской диссертации И. А. Дергачев назвал творчество Д. Н. Мамина-Сибиряка историко-литературным парадоксом.

Современное литературоведение с особым вниманием обратилось к истокам, к художественному тексту. При медленном и внимательном чтении произведения и его вариантов, через поэтику исследователь получает возможность проникнуть в глубины авторского замысла. Такому серьезному и вдумчивому прочтению Д. Н. Мамина-Сибиряка способствует издание Полного собрания сочинений писателя, предпринятое издательством «Банк культурной информации» при содействии Государственного архива Свердловской области, Российского Государственного архива литературы и искусства, Российской Национальной библиотеки им М. Е. Салтыкова-Щедрина, Объединенного музея писателей Урала. В редколлегию вошли: Л. П. Щенникова, Е. К. Полевичек, А. Г. Сапожников, Ю. В. Яценко.

Полное собрание сочинений Д. Н. Мамина-Сибиряка в 20-ти томах предпринято Министерством культуры Свердловской области и решением Правительства Свердловской области в год 150-летия со дня рождения писателя (2002).

Издание осуществляется под общей редакцией доктора филологических наук Г. К. Щенникова. Во вступлении к первому тому он пишет, что Полное собрание сочинений «призвано объединить в своем составе все рукописное и печатное наследие автора. Задача непростая, поскольку, хотя в Государственном архиве Свердловской области имеется значительный фонд рукописей писателя, включающий 101 единицу хранения, многие ценные рукописные материалы хранятся в центральных архивах: в РГАЛИ, в рукописном отделе ИРЛИ (Пушкинский Дом РАН), в отделе рукописей Российской государственной библиотеки,  в отделе рукописей и редких книг Российской Национальной библиотеки (Санкт-Петербург), в Государственном литературном музее (г. Москва)».

Масштаб задуманного ошеломляет. Но когда просматриваешь проспект издания, включающего 20 томов, понимаешь, что его стратегический план глубоко и четко продуман: помимо хронологического принципа, действует принцип публикации важнейших художественных циклов - таких, как «Уральские рассказы», «Сибирские рассказы» и т.п., которые составлялись самим писателем из произведений, выпущенных годами раньше, или, напротив, написанных позднее первоначальной публикации цикла. Каждый том становится многожанровым, что придает ему дополнительную увлекательность: первый раздел открывается крупным произведением - романом, повестью или пьесой, написанными в определенный период, затем следуют малые жанры - рассказы, очерки и т.п. во второй включаются другие редакции данных текстов в третий - варианты в четвертый - примечания. Такое расположение материала делает книгу интересной как для широкого читателя, который может при желании удовлетвориться двумя разделами, прочитав окончательный текст произведения, так и для исследователей, интересующихся вариантами и примечаниями. Для последних будет небезынтересна статья, освещающая творческий путь писателя в указанный период. Кроме того, в примечаниях к каждому произведению можно почерпнуть сведения о рукописных и печатных источниках текста. Здесь же мотивируется выбор основного текста, рассказывается об истории публикации каждого произведения, а также дается историко-литературный и построчный реальный комментарий, в том числе объяснение устаревших и диалектных слов. Таким образом, это издание снабжает филологов любопытными сведениями и дает интересный материал для текстологического анализа.

Первый том, вышедший в 2002 году, объединил в себе произведения Д. Н. Мамина-Сибиряка периода «безымянного авторства» (1875-1882) гг. Можно спорить о правомерности разграничения данного временного отрезка на периоды первого (1875-1877) и второго (1881-1882) дебютов, но то, что в это время происходило становление писательского таланта, поиск собственного стиля и почерка, - несомненно. Об этом свидетельствует и масса псевдонимов, используемых писателем: Е. Томский, М., Д., N., Ъ., Z., С. К., Д.Сибиряк.

Путь Мамина в большую литературу оказался длительным и тернистым. Он начался с газетной репортерской работы, занятие которой было продиктовано стремлением добыть средства к существованию. Мамин стал членом «Общества репортеров», писал статьи о заседаниях научных обществ. Он пишет не сухо и сжато, а цветисто и многословно, что говорит об узости тех рамок, в которых он оказался. Стремясь к свободному творчеству, он начинает писать авантюрные, остросюжетные рассказы о беглых каторжниках, солдатах, разбойниках, скитских раскольниках: «Старцы», «Старик», «В горах», «Красная шапка», «Не задалось», «Русалки». О многих из этих произведений он впоследствии предпочитал не вспоминать и не включать в свои сборники. Тем не менее можно смело утверждать, что в этих произведениях уже чувствуется рука будущего мастера: слишком уж они непохожи на детективы нашего времени. «В рассказах, как и в романе «В водовороте страстей», - пишет Г. К. Щенников в статье «Литературные дебюты Д. Н. Мамина-Сибиряка», - Мамин показал себя великолепным знатоком фольклора - и в этом сказалась не только тяга к красочному, романтическому стилю, но и важная мировоззренческая черта. В духовной жизни Мамина периода «безымянного авторства» происходит радикальная смена ориентиров: вместо прежней веры в исключительную роль мысли, знания и передовых общественных идей появился страстный интерес к живым национально-народным корням как главному мерилу правды и главной жизненной силе. Эта новая тяга и обеспечила своеобразие его первых «развлекательных» произведений, не позволяющее ставить их в один ряд с бульварной литературой».

Во втором томе публикуется самый известный роман Д. Н. Мамина-Сибиряка «Приваловские миллионы». Над этим произведением с небольшими перерывами писатель работал десять лет. По собственному утверждению, именно на этом произведении он выучился писать. Роман был задуман еще в годы ученичества. Он выдержал пять редакций, его сюжет то ограничивался историей одной семьи, то расширялся до целой эпопеи об уральской жизни. Изменялось и название будущего произведения. Вариант под названием «Семья Бахаревых» был написан уже на Урале. О месте написания свидетельствует пометка на первом листе рукописи: «Дмитрий Наркисович Мамин - Екатеринбург, Большая Вознесенская улица, дом Зубринской против Вознесенской церкви» (в Екатеринбург Мамин приехал 25 марта 1878 г.). Затем появились две редакции под названием «Каменный пояс» (1879 и 1880 гг.) На следующем этапе был написан «Сергей Привалов (история одного наследства) ч.2» (1880-1881). Наконец, пятая редакция романа получила название «Приваловские миллионы». На последнем листе рукописи Мамин обозначил место и время написания: «Кончена эта рукопись в г. Екатеринбурге, в Колобовской ул., в д. Алексеевой, 1883 г., 2 сентября в 1 час 35 мин. пополудни».

Даже перечисление рукописных вариантов создает ощущение огромности материала. Как его уместить в одну книгу, даже из девятисот страниц? Редакционная коллегия приняла оптимальное решение: не жертвовать ничем, что касается маминского текста и комментариев к нему, а выпустить две книги второго тома. Таким образом, второй том получился сдвоенным.

Прошло пять лет со дня предыдущего юбилея писателя. За это пятилетие многое изменилось и в жизни страны, и в сфере культуры. Привыкшие к резким и неожиданным переменам, мы воспринимаем стабильность как благо. Прошедший теперь 155-й день рождения Д. Н. Мамина-Сибиряка издательство «Банк культурной информации» отметило выходом следующего, третьего тома Полного собрания сочинений писателя. Это свидетельствует о постоянной, скрупулезной работе творческого коллектива, небыстрой, но стабильной. Это свидетельствует также о том, что интерес к творчеству Д. Н. Мамина-Сибиряка, к продолжению издания его произведений не угас и у Правительства Свердловской области, финансирующего данный проект.

В третий том, вышедший в 2007 году, вошли произведения, хронологически и диалектически продолжающие демонстрировать творческий расцвет писателя. В период с 1878 по 1891 год из-под его пера вылился целый дождь очерков, повестей, рассказов. Мамин переживал необычайный подъем сил, которых хватало на все. Он изъездил весь Урал в поисках материала, был присяжным заседателем в Городском суде, сотрудничал в газете «Екатеринбургская неделя», вел археологические раскопки в качестве действительного члена Уральского общества любителей естествознания, рисовал, заведовал драматическим отделением Музыкального кружка и т. д. и т. п. Он становится публичным человеком, о его произведениях спорят обыватели, его узнают на улицах, в историко-статистическом сборнике «Город Екатеринбург» 1889 года, вышедшем с маминским очерком под одноименным названием, писатель как владелец дома по улице Пушкинской, 27 значится «потомственным почетным гражданином» города Екатеринбурга. 

Он продолжает совершенствовать творческую манеру. Пройдя тяжелую школу «Приваловских миллионов», пишет «Горное гнездо», действие которого происходит уже не в Екатеринбурге, а в Нижнем Тагиле. Неоценимую помощь в написании этого произведения оказала Мамину его гражданская жена М. Я. Алексеева, прекрасно знавшая нравы заводской верхушки. Писатель решил изобразить единственный приезд владельца заводов П. П. Демидова на свою вотчину, которому Дмитрий, тогда одиннадцатилетний мальчик, был свидетелем в 1863 году. «Набоб» (человек, живущий с восточной роскошью) посетил Висимо-Шайтанский завод и вызвал страшный ажиотаж среди разных слоев населения.

Отношение Мамина к последним Демидовым, в частности к Павлу Павловичу, было скорее отрицательное, нежели положительное. Он считал, что в отличие от первых представителей этой знатной фамилии, таких, как Акинфий Никитич, которому Мамин прощал даже его жестокость по отношению к крепостным во имя строительства заводов и внедрения железоделательного производства на Урале, Павел Павлович и ему подобные уже ничего не сделали для развития производства, облегчения труда рабочих, а только «качали» с заводов немыслимые барыши. В статье «Один из анекдотических людей», опубликованной впервые в газете «Волжский вестник» №№ 77 - 78 за 1885 год уже после смерти заводчика, он пишет: «Демидов занимался решительно всем, кроме своего заводского дела, да и на заводах почти не бывал». По поводу столь превозносимой в наше время демидовской благотворительности Мамин со строгостью современника замечает: «...пятидесятитысячное население, доставлявшее Демидову миллионные доходы, ничем не пользовалось от него, - это факт!..»

Данная статья также вошла в третий том Полного собрания сочинений, который увидел свет в 2007 году.

Помимо «Горного гнезда», в третий том вошел еще один роман из уральской жизни - «Дикое счастье», опубликованный первоначально под названием «Жилка» в «Вестнике Европы» за 1884 год в №№ 1 - 4. Роман стал одним из первых произведений писателя о разрушительной власти золота. Это произведение стоит особняком в череде других «уральских» романов Д. Н. Мамина-Сибиряка, имеющих острую социальную направленность: «Приваловские миллионы», «Горное гнездо», «Три конца». Некоторых исследователей советского времени смущала «реакционно-христианская тенденция» этого произведения. Между тем Мамин следует здесь не религиозным догматам, а народно-этическим представлениям о грехе и его искуплении. Мысль о пагубной, разрушительной власти золота заявлена с первых глав. «Жилка» - кусочек кварца с сильной золотой примесью - это символ злой, сверхъестественной силы, искушающей человека. В финале герой освобождается от обольщения золотом как от разрушительного наваждения: «В Гордее Евстратыче, под давлением этих испытаний, произошла громадная перемена, точно он стряхнул с себя, вместе с богатством, все одолевавшие его недуги... Собственная неправда теперь встала перед ним с болезненной режущей ясностью...»

Очень приятно, что четвертый том появился в том же 2007 году. В него вошли не столь популярные, а потому особо любопытные произведения: роман «Бурный поток», имеющий подзаголовок «На улице», а также повести, рассказы и очерки 1885-1886 годов, в том числе те, что переиздаются по единственному изданию: «Зимняя вольница» («Волжский вестник, 1885), «От Зауралья до Волги» (Волжский вестник», 1885), «Двадцать градусов» («Саратовский листок» 1886), «Золотой брат» («Семья и школа» 1886), «На лету» («Восточное обозрение» 1886) и др.

Наиболее интересен роман «Бурный поток» («Русская мысль», 1883). Это один из первых «петербургских» романов Д.Н.Мамина-Сибиряка. Подзаголовок говорит о многом: «На улице». «Улица» -  главный герой и лейтмотив этого произведения - непрерывный поток, который втягивает в себя всех героев: и журналиста Романа Покатилова, и его возлюбленную Сусанну Мороз-Доганскую, и сестру героя Калерию Мостову. Как пишет доктор филологических наук Л.П.Щенникова, «драматизм и трагизм судеб жителей Петербурга «провоцируется» все более утверждающимся законом власти «золотого тельца».

Мамин, описывающий становление капитализма в России на рубеже XIX - XX веков, современен и нашему времени, когда происходит передел собственности, неожиданное обогащение и такое же неожиданное падение бывших финансовых тузов. Интересно, что писатель, глубоко и остро чувствующий натуру русского человека, представляет персонажей «не с позиций критического, «обличительного» реализма, а в свете сочувственного отношения к особенностям менталитета, культуры и психологии героев...» (Г. К. Щенников).

Позволю себе личное отступление. Недавно на улице ко мне подошла женщина, присутствовавшая на одном из маминских музейных вечеров. Мы разговорились о творчестве писателя. Она сказала, что постоянно носит с собой книгу Д. Н. Мамина-Сибиряка и читает ее везде: в метро, в очередях, в автомобильных пробках, потому что современную развлекательную литературу просто не переносит. Я слушала ее исповедь уважительно. Моей настольной книгой тоже является Мамин-Сибиряк: одиннадцатый том марксовского издания Полного собрания сочинений писателя 1915-1917 годов. Между тем я подумала, как было бы хорошо, если бы любители и специалисты получили возможность познакомиться со всеми сочинениями писателя, даже теми, которые не вошли в двенадцатитомник, изданный Марксом в 1915 - 1917 годах.

Хотелось бы надеяться, что эта возможность у нас появится благодаря двадцатитомному изданию Полного собрания сочинений Д. Н. Мамина-Сибиряка, над которым сейчас работает «Банк культурной информации». Пожелаем издателям и всему творческому коллективу удачи!