Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк

«Генеральская дача»

 ПОМОГИТЕ НАЙТИ КАРТИНУ!

 Ее ищут уже 90 лет. Это картина Д. Н. Мамина-Сибиряка «Генеральская дача».

Нередко   екатеринбуржцы  видели писателя в городе с этюдником  и палитрой в руках.  Он живописал Екатеринбург с натуры не только в литературных произведениях, но и на своих  полотнах. С натуры, маслом,  на холсте  Дмитрий Наркисович запечатлел и Генеральскую дачу, где в конце 70 -х начале 80 -х годов XIX века собиралась творческая интеллигенция. Инициатором вечерних чаепитий на даче генерала Глинки был известный учёный и краевед Наркис Константинович Чупин, а душой компании -  екатеринбургский домашний учитель Дмитрий Наркисович Мамин. Дачный дом был небольшой, всего на пять окон по фасаду, двухэтажный, с большой крытой террасой, окружённый цветниками. В саду находилась большая оранжерея, где росли пальмы, фикусы, плодовые деревья, персиковые и  абрикосовые.  Терраса в сумерках  освещалась двумя фонарями. Во время застолий  гостям подавали  кипящий  самовар, хлеб, масло, сыр и  колбасу. Пока пили чай, разговоры в основном вращались вокруг городских новостей, а после чая подносили  пиво и водку. Вот здесь-то  и начиналось самое интересное. Наркис Константинович при мёртвой тишине начинал вещать о стародавних временах. Рассказчик  он был редкий.

Чупин тогда  был  в преклонном возрасте, волосы, зачёсанные боковым пробором, были совершенно седыми, а  желтоватое, худое,  измождённое лицо оттеняла  квадратная бородёнка. Лишь  глаза - зеркало его души -   всегда  излучали молодость, тепло и доброту. Он был знатоком Урала, имел доступ ко многим архивам Горного правления и, безусловно, много знал и рассказывал об этом своим друзьям.

На одном из чаепитий  Наркис Константинович  поведал преинтереснейшую  историю из жизни генерала Глинки, который был назначен на Урал как главный горный начальник. В своём лице он  сосредотачивал всю власть как административную, так и судебную. Генерал, вышедший из мордобойной школы Аракчеева,  уверовал, что управлять людьми можно только плетью, кнутом и розгами. С этой целью он обычно ездил по городу  и следил за исполнением своих приказов.  При генерале однажды пороли  молодого рабочего  Мишку.  Он молча перенёс наказание, встал, подошёл к генералу и, вытянувшись по-военному, сказал: «Ваше превосходительство, закон должен быть исполнен во всей точности - приказано двадцать кнутов, а я получил только семнадцать».  Генерал был сражен!

Рядом с дачным рассказчиком  сидел  молодой человек, коренастый, скуластый брюнет, с густой шапкой волос и небольшой, клинышком, бородкой и что-то записывал в свою тетрадь.  Это был  Дмитрий Наркисович,  тогда ещё просто Мамин.  Историю, рассказанную Чупиным о генерале Глинке,  он позднее положит  в основу своего произведения «Верный раб». 

На дачных вечерах молодой человек, не скрывая волнения,  читал главы из будущего своего романа «Приваловские миллионы». Чупин во время чтения и по его окончании принимал горячее участие в обсуждении прочитанного, вносил массу фактических замечаний и поправок. Дмитрий Наркисович,   учитывая пожелания и советы своего старшего друга, делал правки на полях  рукописи.     

В 1882 году Наркиса Константиновича не стало. Дачные встречи сами собой прекратились. А многие знакомые  Мамина  стали собираться в доме Алексеевой  на Колобовской улице, где  тогда жил Дмитрий Наркисович.  В память о чупинских чаепитиях Дмитрий Наркисович  написал  картину «Генеральская дача».  Это живописное полотно в тяжёлой старинной  резной раме после отъезда писателя в Петербург долгое время  находилось в доме  его друга, екатеринбургского юриста  Н. Ф. Магницкого, который жил в последнее время на Пушкинской улице.

В 1918 году картина писателя  при загадочных обстоятельствах пропала...



Генеральская дача
(Ныне район Управления железной дороги)