Василий Андреевич Жуковский

Путевые зарисовки Жуковского занимают особое место в графическом наследии писателя. Только в Российской Библиотеке в Санкт-Петербурге хранится 14 альбомов. Писатель признавался, что путешествия сделали его рисовальщиком. Рисунки хранятся в фондах отдела графики Русского музея. Долгое время они находились в неразобранной библиотеке Зимнего дворца, которые Эрмитаж передал ГРМ в 1930 году. Всего сохранилось 176 листов, из них 38 - уральских. (см. Курочкин Ю. М. «Уральский вояж поэта»/Ю.М.Курочкин «Уральские находки»., Свердловск., Среднеуральское книжное издательство., 1982).В. А. Жуковский волею судеб оказался для Екатеринбурга не только проезжающей знаменитостью, но и очень важным очевидцем. Дело в том, что свидетельств о том, как выглядел город в начале позапрошлого столетия сохранилось очень мало, какие-то крупицы, которые с трудом дают представления о Екатеринбурге того времени. Русский поэт стал тем редким путешественником, который оставляет воспоминания и описания мест своего пребывания и деталей вояжа. Два маленьких рисунка Екатеринбурга В. А. Жуковского и несколько страниц дневника - это капля в море, но для нас, сегодняшних жителей города - бесценное свидетельство прошлого.
В. А. Жуковский, по мнению искусствоведов, владел профессионально техникой рисунка, общался с выдающимися художниками - О. Кипренским, К. Брюлловым, А. Венециановым, А. Ивановым, Энгром, Торвальдсеном, Овербеком, Фридрихом. Сохранились тысячи листов его графического наследия. Поэт был хорошим гравером, он сам делал офорты Павловска, учился гравировальному делу у академика Уткина. Специалисты отмечали в пейзажах Жуковского лирическое и романтическое настроение, созвучное его стихам. Но путевые рисунки, к которым и принадлежат два вида Екатеринбурга, заставляют поспорить с этим утверждением: его рисунки - топографическая зарисовка, точная и лаконичная. Здесь мы не увидим даже намека на какое-то чувство или настроение. Поэт-лирик превращается в сухого документалиста, для которого важнее образа становятся точность и правдивость изображения. Узнаваемая контурная линия Жуковского видна и на этих набросках. Современники отмечали, что Василий Андреевич рисовал очень быстро, схватывая буквально на ходу вид и тут же запечатлевая его в карандаше на листе бумаге. Он рисовал «очерком», если можно применить литературные жанры к области живописи.
На рисунке, где изображен Дом генерала Глинка, видны гуляющие по набережной люди. Это крохотные фигурки, практически точки, но и они переданы с удивительной точностью и узнаваемостью силуэта. Высокая линия горизонта позволяет сосредоточить внимание на изображении городского ландшафта. Угадываются очертания плотины, Екатерининского собора. На другом рисунке, фрагмент ландшафта взят с той же суховатой документальностью - на первом плане оказываются бочка и лестница-стремянка, которую художник не убрал, а зафиксировал, как деталь пейзажа - тем самым добиваясь эффекта незримого присутствия человека. Удивляет, что Жуковский запечатлевает не парадные виды города, не его главные соборы и дворцы, а ничем непримечательный пейзаж. Можно говорить о «случайности кадра» в его изобразительной манере.
Не смотря на отсутствие очевидной образности, ценность путевых рисунков Жуковского несомненна: на сегодня это редчайшее документальное изображение Екатеринбурга начала ХIХ века до эпохи фотографии.



Екатеринбург в рисунках
В. А. Жуковского

Екатеринбург в рисунках
В. А. Жуковского