Улица В. В. Маяковского

Находится на северо-востоке города.

В 1921 году В.В. Маяковский в Екатеринбург прислал шутливое послание Б. Малкину: «Я человек не очень юркий, но черт разберет ее, волю создателя. Словом, примите меня в Екатеринбурге...»

А через семь лет поэт приехал в наш город.

Поезд пришел в Свердловск утром. Маяковский купил газеты, раскрыл их и удивился: - Смотрите, статья. И даже с портретом. Интересно!!!

«Приезд Маяковского на Урал, - бесспорно, глубоко положительное явление, становящееся особенно ценным в свете общего, наблюдающегося сейчас оживления литературной жизни области».

Маяковского встречала восторженная молодежь. На ярких январских афишах рдели слова: «Выступает Владимир Маяковский».

Несколько дней с 26 по 30 января 1928 г. В.В. Маяковский  провел в  Свердловске. Поэт читал свои стихи, отрывки из поэмы «Хорошо!» в  Деловом клубе (ныне Филармония), посетил новые дома верхисетских металлургов, выступил перед студентами Горного института. 28 января поэт встретился с рабкорами и литераторами группы «На смену!». За неделю пребывания в Свердловске Маяковский выступал шесть раз. Дважды Маяковский выступал в Деловом клубе (26 января - смешанная аудитория, 29 января перед трудящимися). 28 января поэт встретился с рабкорами в редакции «Уральского рабочего» (Вайнера, 12). Перед студентами Горного института, перед рабочими Верх-Исетского завода в одном из цехов и перед библиотекарями города в библиотеке имени Белинского (ул. К. Либкнехта, 8).

В Екатеринбурге Маяковский написал несколько стихотворений: «Екатеринбург - Свердловск», «Три тысячи и три сестры», «Рассказ литейщика Козырева о вселении на новую квартиру». И три месяца спустя написал по Свердловским впечатлениям стихотворение «Император».

 Своими впечатлениями о пребывании советского поэта делится К.В. Боголюбов:

«Задолго до назначенного часа (до пяти вечера) зал был уже  переполнен, стояли даже в проходах. Маяковский на несколько минут запоздал, но вот появилась в дверях огромная фигура, знакомое по снимкам лицо с крупными чертами, широким волевым ртом, несколько бледное и усталое. Маяковский шел, на ходу разматывая шарф и извиняясь за опоздание. Если говорить о первом впечатлении, то его можно было бы сформулировать в одном слове: необычный. Необычно в Маяковском было все - громадный рост, громовой голос, манера держаться. Он без всякого вступления начал беседу с самого главного - с вопроса об общественной роли поэзии, о «месте поэта в рабочем строю». Очень одобрительно отозвался о стихах Демьяна Бедного и жестоко высмеял «гитарную» лирику. Даже неожиданно прочел строфу из стихотворения Уткина на мотив жалостного романса. <...>

Второй раз мне пришлось видеть Маяковского в другой аудитории, в Деловом клубе (сейчас Филармония). Если в первом случае поэта слушала преимущественно рабочая молодежь, то сейчас он выступал перед широкой публикой, среди которой было немало хулителей его таланта.

Маяковский оглядел зал, как будто спрашивал, кто друг, кто враг. Снял пиджак и начал доклад, оговорившись, что устал и не может громко говорить. Доклад он действительно делал вяло. <...>

Второе отделение меня потрясло. Как Маяковский читал! Можно же доносить до слушателя смысл каждого слова. Особенно вдохновенно читал он поэму «Хорошо». Последние строфы произносил речитативом. И ушел со сцены под гром оваций. Сколько страстных поклонников своей поэзии завоевал он в тот вечер!

Приезд Маяковского стал огромным событием в общественно-литературной жизни нашего города». (Боголюбов К. Годы и встречи.  Свердловск, 1975. С 88-91).

      Сейчас на здании (ул. Вайнера, 12) в память о выступлениях Маяковского установлена мемориальная доска.

Маяковский в Екатеринбурге познакомился с Анатолием Ивановичем Парамоновым председателем окрисполкома. Знакомство их состоялось в Деловом клубе. Маяковский хотел с кем-нибудь познакомиться из местных, чтобы ему рассказали о городе. Парамонов пригласил гостя к себе домой. Анатолий Иванович жил в ту пору  на улице Малышева в доме, где ныне «Гранд-Буфет». Во время чаепития Маяковский  расспрашивал гостеприимного хозяина  о последних днях царской семьи.  Анатолий Иванович знал о гибели Романовых в мельчайших подробностях, хотя сам и не участвовал в этом. Маяковский спускался в подвал Ипатьевского дома, съездил поэт и  на место погребения царской семьи. «Внимательно осматривал все поэт. Задумчив был...», - вспоминал позднее о Маяковском Парамоновч. А через три месяца появилось в печати стихотворение «Император». Стихотворение было опубликовано в журнале «Красная новь»:

За Исетью,

          где шахты и кручи,

за Исетью,

          где ветер свистел,

приумолк

        исполкомовский кучер

и встал

       на девятой версте.

Вселенную

         снегом заволокло.

Ни зги не видать -

                   как на зло.

И только

        следы

             от брюха волков

по следу

        диких козлов.

И далее:

Прельщают

         многих

               короны лучи.

Пожалте,

        дворяне и шляхта,

корону

      можно

           у нас получить,

но только

         вместе с шахтой.

В записной книжке (в Свердловске поэт на вокзале купил альбом для детских стихов. Именно в этом альбоме записаны свердловские стихи поэта) Маяковского сохранились черновики стихотворения «Император». Это не пролетарские рассуждения пролетарского поэта. Строчки, которые там, прямо противоположные напечатанным: не оправдание казни, а протест против нее, призыв к гуманному великодушию. «Спросите, руку свою протяни - казнить или нет человечьи дни, не встать мне на повороте. Я сразу вскину две пятерни, что я голосую против... Как ни крошечен толк от живых, от мертвого меньше проку... Мы повернули истории бег, Старые навсегда провожайте...  Коммунист и человек Не может быть кровожаден!»

Память В.В. Маяковского увековечена в городе также в названии центрального парка культуры и отдыха и библиотеки.


Просмотреть увеличенную карту