Улица Т. Г. Шевченко

Улица Шевченко в ХIХ в. проходила мимо сада наследника купца Льва Расторгуева Петра Харитонова, поэтому называлась Харитоновской. Ее переименовали в 1919 г. на волне революционных переименований.

Целых десять лет (1847-1857) украинскому поэту пришлось провести на Урале, в Оренбургской губернии. Арестованный в Киеве 5 апреля 1847 г., Шевченко под караулом был отправлен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость. Объявленный 30 мая 1847 г. «высочайший» приговор гласил: «Художника Шевченко за сочинение возмутительных и в высшей степени дерзких стихотворений определить рядовым в Оренбургский отдельный корпус, с правом выслуги, поручив начальству иметь строжайшее наблюдение, дабы от него, ни под каким видом, не могло выходить возмутительных и пасквильных сочинений». К этому приговору Николай собственноручно добавил: «Под строжайший надзор с запрещением писать и рисовать».

Орская крепость, куда сначала попал Шевченко, представляла грустное и пустынное захолустье. «Редко, - писал он, - можно встретить подобную бесхарактерную местность. Плоско и плоско. Местоположение грустное, однообразное, тощие речки Урал и Орь, обнажённые серые горы и бесконечная Киргизская степь...» «Все прежние мои страдания в сравнении с настоящими были детские слёзы. Горько, невыносимо горько». Для Шевченко был очень тягостен запрет писать и рисовать. Не зная лично Гоголя, Шевченко решился написать ему «по праву малороссийского виршеплёта», в надежде на украинские симпатии Гоголя. «Я теперь, как падающий в бездну, готов за всё ухватиться - ужасна безнадёжность! так ужасна, что одна только христианская философия может бороться с ней».

Как и Пушкин, Шевченко глубоко интересовался событиями Крестьянской войны 1773-1775 гг. под предводительством Емельяна Пугачева. В 1847-1850 гг. он побывал во многих местах боевых действий повстанцев - тех, где некогда «пугав Пугач над Уралом» («Москалева криниця»). В повести «Близнецы» есть такие строки: «...И любуясь этим величественным горизонтом, я незаметно въехал в Татищеву крепость. Я отдал подорожную смотрителю, а сам остался на улице, и, пока переменяли лошадей, я припоминал "Капитанскую дочку", и мне как живой представился грозный Пугач в черной бараньей шапке и в красной епанче, на белом коне...».


Просмотреть увеличенную карту