Улица Г. И. Успенского

Улица Г.И. Успенского находится на Химмаше в Нижне-Исетском жилом районе. Она протянулась от ул. Стаханова до пер. Половодного.

Глеб Иванович Успенский (1843-1902) - один из ведущих литераторов пореформенной эпохи. Стал известен как автор очерковых циклов «Нравы Растеряевой улицы», «Разорение», «Из деревенского дневника», «Власть земли», «Крестьянин и крестьянский труд» и других. В ряде очерковых циклов Успенский показал обнищание пореформенного мужика. В 1878 г. писатель жил в Самарской губернии, где наблюдал, как крестьяне из-за безземелья, голода массами снимались с насиженных мест и отправлялись в Сибирь.

После реформы 1861 г. резко усилился приток в Сибирь русского населения из европейской части России. С ранней весны до поздней осени тянулись по сибирским дорогам подводы. С домашним скарбом, кучей ребятишек тащились переселенцы на клячах в далекий неведомый край. Не многие доходили до будущих насиженных мест.

Переселенческое движение не могло не волновать писателя, очень чуткого ко всем явлениям народной жизни, и летом 1888 г. Успенский отправился в Сибирь. Результатом этого путешествия в следующем году явился целый ряд очерков о переселенцах. Они публиковались в газете «Русские ведомости» с 1888 по 1890 г., а потом, частично переработанные, образовали цикл «Поездки к переселенцам».

Как и другие произведения Успенского, очерки о переселенцах отличаются искренностью, правдивостью и социальной остротой. В очерках, а также в письмах Успенского к своим литературным друзьям вырисовываются все перипетии этой поездки и предстает живая картина переселенчества.

Перед поездкой в Сибирь Успенский испытывал сложное чувство. Сибирь казалась Успенскому страной, в которой живет исключительно «виноватая Россия». Однако уже дорога оказалось интересной. Переезд от Перми до Екатеринбурга по железной дороге дал интересные наблюдения.

Он писал из Перми в 1884 г.: «До чего трудно жить на свете, имея "известность", - просто ужасно: слова не добьешься человеческого, все говорят как с литератором. Чаю нельзя напиться, как хочется: сесть, положивши ноги на стол, сказать вздор - невозможно. Все надо умное, отчего и выходит одна глупость». «Между Екатеринбургом и Тюменью есть одно село в 7 верст, и если мимо этого села идет строящаяся железная дорога, то я у П. попросил бы только записку к кому-нибудь из служащих самого низшего разряда, чтобы мне пожить в этом селе день, два, три. А то все будут пялить глаза». По свидетельству Е.П. Летковой, Успенский намеревался заняться служебной деятельностью на постройке Екатеринбургской железной дороги, где работал муж сестры Летковой, но намерение не было осуществлено.

«В Екатеринбурге меня еще больше одолела жажда ехать дальше на новые места: отчего переселяются только мужики, а интеллигенцию тащат на цепи? И нам надо бросать добровольно запутанные, тяжкие, ненужные отношения, хотя бы они и были старые, привычные, и искать и мест и людей, с которыми можно чувствовать себя искренней и сильней. И тут-то вот я и остановился: так много на меня пахнуло нового и светлого, что я совершенно стал забывать мою работу, которую думал делать в дороге, она мне стала казаться ненужной, а, между тем, не работать было нельзя, - надо устраивать сына в гимназию, платить плотникам (они перестроили мой дом отлично) и т. д. А писать мне старое там тоже нельзя; и вот я решил воротиться тотчас домой, устроить семью на всю зиму, покончить с писанием, изданием и т. д., и в августе, после 15-го, а может, и раньше, уехать в Сибирь до весны».

В последующих письмах писатель был более откровенным: «В прошлом году доехал до Екатеринбурга и хотел ехать к Вам и видеть вас всех, - нет! Такая тоска взяла меня в Екатеринбурге, что я только промаялся там три дня и уехал, никого, ничего не видавши. Теперь мне поздно уж толкаться между людьми, смотреть, как живут, и т.д. Надо сидеть с пером и писать, пока не издохнешь».


Просмотреть увеличенную карту