Репрессированный художник иллюстратор Эппле

Только в нашей стране некоторые широкопопулярные песни существовали без авторов. Только в нашей стране былипопулярные актеры кино, чьи имена не указывались в титрах. Только в нашейстране нежелательные, по мнению чиновников от искусства, художественныевыставки были смяты, раздавлены бульдозерами, а целые художественныенаправления в истории искусства считались «недостойными внимания советскогозрителя» и информация о них пресекалась. В настоящей статье рассматривается,может быть не столь значительный, но столь же абсурдный факт.

В октябре 2000 года в музее Д. Н.Мамина-Сибиряка  открылась персональнаявыставка свердловского художника-графика Льва Артуровича Эппле, посвященная столетиюсо дня его рождения.  На выставкеэкспонировались живописные работы художника, подлинные рисунки из архива семьиЛ.А.Эппле,  фондов музея, а  также книги, которые он иллюстрировал. К сожалению, в основном это были книги,изданные уже после Великой Отечественной войны. Ознакомившись с экспозициейТ.Л.Михайлова заметила, что там нет очень важного для творческой биографиихудожника-иллюстратора издания - книги Д.Н.Мамина-Сибиряка «Для детей»,изданной «СвердлГИЗОМ» в 1947 году. Это была первая книга, которую ониллюстрировал, после пяти лет принудительного отстранения от любимой работы. Сэтим вопросом она обратилась к устроителям выставки. В библиотеке музея этакнига была, но в выходных данных имя художника указано не было, и никто не зналавтора иллюстраций. Татьяну Львовну такой ответ не удивил,  она знала, что этот сборник иллюстрировал ееотец, который в то время вместе с семьей жил на поселении в пос. Сосьва. Будучисемилетней девочкой, именно она   позировалаотцу для образа Ксюши к рассказу «Богач и Ерёмка», она гладила кошку, которая врисунке приняла уже образ зайца. А то, что имя художника, иллюстратора книги небыло указано, объясняется просто: Л.А.Эппле - коренной москвич в четвертом илипятом поколении, профессиональный художник в начале Великой Отечественной войныв числе других ста тысяч российских  немцевбыл депортирован (только за то, что он немец) в Казахстан, затем переведен наУрал. Работал на лесоповале в отделении СевУРАЛЛАГА в Гаринском районеСвердловской области. Отряд, в который его определили, базировался в деревнеЛикино (сейчас Серовского района). По окончании войны,  в 1945 г. отряд расформировали. Лев Артуровичоказался без работы и соответственно без средств существования.  Еще не восстановленный полностью в гражданских правах, он был лишен возможностижить в крупных городах, где  какпрофессиональный художник-график  мог бызаниматься творчеством. До войны, после окончания Школы Д.Кардовского в 1920-хгодах, Л.А.Эппле успешно работал в Московских издательствах, иллюстрировалГ.Уэльса, Р.Джованьоли, Н,Островского, И.Ильфа и Е.Петрова и др. авторов. Вответ на просьбы поселиться ближе к Свердловску он получил  разрешение переехать сначала в Сосьву, а в1947 году  в  Ирбит. В начале сентября 1946 года ЛевАртурович воссоединился с семьей (женой и дочерью), которые в годы войны такжебыли депортированы и жили в г. Чермозе Пермской области. В Сосьве возобновиласьтворческая деятельность Эппле, как художника. Именно здесь он получил заказ навыполнение иллюстраций для сборника рассказов Д.Н.Мамина-Сибиряка «Для детей».

Книга,по-видимому, была уже подготовлена к печати, иллюстрации нужно было выполнить вкороткий срок.  Когда в сентябре 1946года жена и дочь Льва Артуровича приехали в Сосьву, он как раз работал надними.  13 января 1947 года книжка былаподписана в печать и в том же году вышла, но в выходных данных имя авторарисунков не значилось. ОблЛит (предварительная цензура) не пропустил имяхудожника, ограниченного в правах.      

  В книжке опубликовано десять рассказов уральскогописателя и повесть «Белое золото». В книгу вошло  семь рисунков Эппле. Лев Артурович впервыеобратился к уральской тематике, тем не менее, большинство рисунков вполнесоответствовали сюжетной канве и характеру эпохи.  К наиболее привлекательным  можно отнести иллюстрации к рассказам «Богачи Еремка», «Дедушкино золото», «В глуши». В композиции рисунка «Богач иЕремка»  доминирующее место занимаетобраз старика Богача.. Его крепкая, по-сибирски сложенная могучая фигура простираетсяот нижнего края рисунка до верхнего. Кажется, что ему тесно в этомпространстве, будучи немного сутулым, он еще чуть наклонил  голову, котораяпочти упиралась в потолок. Движения и жесты старика предельно выразительны иэмоциональны. При всей его решительности и силе от него веет добротой ко всемуокружающему его миру. Остальные персонажи: пес Еремка, заяц  Черное Ушко и девочка Ксюша, своимспокойствием и сосредоточенностью, усиливают это впечатление.

В своихрисунках художник мастерски передает моменты эмоционального напряжения героев,что и привлекает к ним внимание зрителя. В неожиданной встрече у реки дедушкиАндрона и Матвея, позарившегося на чужое золото, есть ощущение подлинногодраматизма («Дедушкино золото»). В другом рисунке убедительно передано чувствонеожиданной радости Пимки, впервые приехавшего в дальний курень, иобнаружившего, что и здесь все свои («В глуши»).

В рассказе «Приисковый мальчик» говорится оприезде передвижного цирка мосье Пертубачио на территорию  прииска «Любезный». В уральской глуши это былодиковинкой. Представление закончилось скандалом: рухнул брезентовый цирковойбалаган и пропал кошелек мосье Портубачио с семью  рублями выручки. Во всем обвинили Ермошку,бойкого приискового мальчика.

Проведя детские и юношеские годы в Москве,Л.А.Эппле много раз видел подобные представления, и для него не составлялотруда в очередном рисунке создать образы героев передвижного цирка на фонеуральской природы, в окружении обитателей прииска с образом предприимчивогоЕрмошки на первом плане. К сожалению, в подписи под рисунком при наборедопущена опечатка - имя мальчика написано не Ермошка, как он назван в рассказе,а Еремка.

Выше уже отмечалось, что время для выполненияиллюстраций было ограничено, поэтому не все рисунки оказались достаточновыразительными.   Некоторуюнеудовлетворенность можно высказать по поводу иллюстрации к рассказу «Вертел».Сюжет представляется слишком вялым, лишенным подлинного драматизма и боли занесчастного Прошку, что явно присутствует в рассказе. Рисунки Л.А.Эпплереалистичны, предметны и повествовательны.

Особое  внимание привлекает обложка книги. На фоне темно-синего неба маленькийбелый кружок далекой луны и точечки звезд. Ниже, высвеченный луной белыйтреугольник - склон горы и темный силуэт идущего в гору человека с котомкой,опирающегося на палку, по всей вероятности, старателя. Синяя тень идущего старателя резким пятном ложится на светлыйсклон горы. Все это создает впечатление чего-то далекого и таинственного. Этовпечатление не нарушает даже название книги - «Для детей», выложенное крупнымибелыми буквами в верхней части обложки.

  Художник-оформитель книги, также  как и художник-иллюстратор, в выходныхданных  не указан. Возможно, что такойпростой и в то же время  оригинальныйвариант обложки  предложил сам Эппле.Ведь именно таким художник увидел Урал, когда его на нарах товарного вагонадоставили в этот суровый и прекрасный край.   

  К этому времени Л.А.Эппле прожил уже сорокшесть лет. Он так и не вернулся в Москву. В 1952 году ему разрешили переехать вСвердловск. Он активно включается в работу Свердловской организации Союзахудожников СССР: создает иллюстрации к произведениям классиков русскойлитературы, к сказкам, работает над проектом «Города будущего - Пешеграда»,проектами Музея Космоса в Калуге   имонумента дружбы на Асуанской плотине  вЕгипте. Архитектурные и монументальные проекты Эппле не были воплощены в жизни,но были отмечены правительственными наградами.

Л.А.Эппле скончался в феврале 1980 года на80-м году жизни.